უკან დაბრუნება

Как Кремль Травит Украину, Грузию и Молдову-Сурковские Утечки

24 ივლისი 2019

В 2016 и 2017 годах тысячи электронных писем, предположительно от российских официальных лиц, были опубликованы, предоставляя уникальную информацию о деятельности Кремля на Украине. 

Взломы, с помощью которых эти электронные письма были получены, были осуществлены коалицией украинских «хактивистов», называющих себя «Кибер Альянс». Затем они были проанализированы второй группой, InformNapalm, украинской журналистско-следственной группой, а затем были размещены тремя траншами в Интернете для публичного доступа.

Первые два транша электронных писем как считается, принадлежат Владиславу Суркову, весьма влиятельному помощнику Путина, которого иногда называют «Распутин Путина». Первый транш (2347 электронных писем из почтового ящика prm_surkova@gov.ru) был опубликован в Интернете 25 октября 2016 года. Второй транш (435 электронных писем из почтового ящика pochta_mg@mail.ru) был опубликован в Интернете 3 ноября 2016 года. Эти транши получили умеренное освещение в СМИ. Однако детальный анализ не проводился.

С точки зрения содержания, электронные письма выявляют:   

• Более высокие уровни российской стратегии подрывной деятельности на Украине и в Грузии, которая является частью модели российской деятельности, направленной на подрыв демократических стран, включая США, а также на дискредитацию западных либеральных институтов и ценностей;

• Финансирование и управление оккупационными администрациями в Украине и Грузии (Луганская и Донецкая «Народные республики» в Украине, а также Абхазия и Южная Осетия в Грузии); 

• Тактика, используемая для дестабилизации всей страны в Украине в рамках предполагаемого российского плана «мягкой федерализации», в рамках дальнейших усилий по предотвращению ее «движения на запад», после провалившейся попытки серии восстаний на русскоязычном пространстве Украины, в районах на юго-востоке страны за пределами Донецкой и Луганской областей.

• Общая политическая ситуация и дискурс СМИ в Украине, демонстрирующий расстановку приоритетов Кремля в разведке, которая одновременно создает основу для подрывной деятельности.

В российской военной стратегии эти теории известны, как «рефлексивный контроль». Ведущий западный эксперт Тимоти Томас описывает это как средство передачи оппоненту специально подготовленной информации, которая побуждает его добровольно принять заранее навязанное решение, инициированное врагом. Кажется, использование «рефлексивного контроля» со стороны России происходит довольно обширно, поскольку, Кремль явно делает акцент на подавляющее использовании невоенных методов. Ведь, и по словам начальника Генерального штаба России Герасимова, невоенные меры в операциях применяются вместе с над военными действиями в соотношении 4: 1. 

Третий транш электронных писем пришел со счетов двух других высокопоставленных чиновников: 

• Первый заместитель Суркова Инал Ардзинба (1046 электронных писем от viktor_vinogr@mail.ru), который «курировал» и финансировал проекты, направленные на мягкую федерализацию Украины.

• Лидер харьковской компартии Алла Александровская и ее сын Александр Александровский (337 писем из почтового ящика fedor_fedorov53@mail.ru), переписывавшийся с Ардзинбой

Этот третий транш был опубликован и проанализирован InformNapalm 2 ноября 2017 года и был первоначально рассмотрен журналистом Радио Свободная Европа / Радио Свобода Марком Крутовым 10 ноября 2017 года. В электронных письмах раскрываются подробности повседневных операций России по дестабилизации обстановки на Украине. В частности, они описывают, как Кремль исследовал слабости Украины, разыскивал «инсайдеров», которые могли бы помочь выявить такие слабости, и местные группы, которые могли бы их использовать, и тайно финансировал программы, направленные на разрушение Украины. Он поддержал местные группы, которые, по сути, представили финансовые предложения для действий, которые усугубят существующие конфликты и вызовут новые, будут стимулировать протесты, распространять страх, растерянность и недоверие и создавать раздражение к украинскому языку.

Просочившиеся электронные письма, принадлежащие Суркову и Ардзинбе раскрывают некоторые ключевые особенности российского модуса действий в Украине:

• Использование разведывательных данных и сетей. С помощью сетей российских и украинских агентов и аналитических центров Кремль изучил каждый уголок украинского политического и социального ландшафта, чтобы выявить и использовать его слабые стороны. Разведывательная информация также использовалась для формирования восприятия российской публикой событий в Украине, а также для принятия решений об открытых вмешательствах в украинские дела.

• Скрытое влияние: Кремль полагался на изгнанных украинцев, которые были идеологически согласны с его ценностями, но в то же время придерживались мнения инсайдеров о слабостях украинского общества. Эти украинцы продвигали «мягкую федерализацию» Украины и управляли группами, которые имитировали подлинную массовую поддержку русских нарративов.

• Прямое влияние: Кремль попытался получить прямое влияние на украинскую политику путем финансирования местной избирательной кампании политической партии, состоящей из бывших коммунистов. Кремль также рассмотрел возможность использования хакеров и насильственного захвата административного района в Украине.

• Скоординированное вмешательство в целевые страны: один кремлевский проект по дестабилизации Украины был разработан приднестровским офицером КГБ, чьи методы также использовались для продвижения российских интересов в Молдове и Грузии. 

Утечки электронных писем высокопоставленных чиновников Кремля в 2016 и 2017 годах являются самыми масштабными и дают уникальную информацию о военно-политической диверсионной «гибридной войне» Кремля в Украине.

Эта версия гибридной войны основана не столько на обновленной форме повстанческой войны, сколько на переосмыслении активных мер советской эпохи. Точные инструменты, которые Россия использует для достижения своих целей, различны в разных странах.

На Украине, где степень проникновения и вмешательства России выше, чем на Западе, Россия использовала полный спектр средств и методов, начиная от поддержки, оказываемой обычными войсками и спецназом до экономических, политических, информационных, управленческих, дипломатических и общественных инструментов.

(продолжение следует)

источник: https://rusi.org/sites/default/files/20180121_surkov_leaks_advanced_copy.pdf

 

Натия Коберидзе, 

для www.infoarmy.ge

გაზიარება